avtulupov

Category:

КОМПОЗИЦИЯ НА ТЕМУ: «БОЛЕЕ ДВУХ СРОКОВ ПОДРЯД (ПРЕЗИДЕНТСКИХ)»

Когда задана некорректная задача, то есть та, которая не имеет решения в системе существующих аксиом и постулатов, то совсем не обязательно смотреть, как корчится первый – сидящий на первой парте ученик – пытаясь найти решение.

Может быть, напротив, стоит заглянуть на последнюю парту – и там уже найдется готовый подход, что называется «в лоб» - и более прямое, а потому и органичное решение.

До 1993 года в Боливии не проходили свободные демократические выборы. Тоталитарного правления не было, но хунты и генералы сменяли друг друга совсем не вследствие прямого народного волеизъявления. Первый свободно избранный президент Боливии Гонсало Санчес де Лосада, как это водится в молодой демократии, запустил рыночные реформы, особенно напирая на приватизацию и шоковую терапию. Но на следующих президентских выборах в 1997 году, в отличие от других молодых демократий, боливийцы, видимо, будучи не в восторге от шоковой терапии, г-на Лосаду прокатили и президентом стал генерал Уго Бансер. Генерал Бансер, не смотря на предвыборные обещания, курс на рыночные реформы, в целом, не поменял, а к тому же способствовал изрядному развитию коррупции. Линия на приватизацию также была продолжена вполне в «народном» ключе – в конце 1999 – начале 2000 годов иностранцы приватизировали водные ресурсы, цены на потребление воды населением выросли вдвое, по слухам, где-то даже вводились запреты на сбор дождевой воды. В стране разразились протесты, широкие волнения – и тяжело больной генерал уходит в отставку и вскоре умирает. На выборах 2002 года вновь побеждает г-н Лосада, а в 2003 году вспыхивает так называемая газовая война (Боливия располагает крупными запасами природного газа – вторыми в Южной Америке), мирные массовые протесты сменяются уличными беспорядками. Газовые доходы уходят неизвестно куда – поэтому основное требование протестующих боливийцев – это национализация газовой промышленности и переход контроля за развитием отрасли в руки государства. В результате беспорядков «демократ» Лосада, уходит в отставку, управление переходит в руки вице-президента, который ничего не меняет, протесты продолжаются, и, вскоре, он также вынужден выйти в отставку. Власть оказывается в руках председателя Верховного суда государства, который назначает досрочные президентские выборы. 

На досрочных президентских выборах в 2005 году впервые в истории Боливии c абсолютным большинством в 53,7% побеждает сорока шестилетний Эво Моралес. 

Его успех разделила ведомая им партия – «Движение за социализм», получившая большинство в парламенте страны – 72 места из 130. Предыдущие президенты большинства в парламенте не имели. Лихие девяностые (слегка переползшие в 21 век) в Боливии закончились.  

Хуан Эво – парень из села, в молодости занимался выращиванием коки, пошел в профсоюзное движение, уже оттуда избрался в парламент. Не будучи ничьим преемником, выставлялся на предыдущих президентских выборах, но проиграл. Активное участие в газовой войне изрядно добавило ему популярности. Став президентом, не смотря на отсутствие управленческого опыта, Моралес быстро наводит порядок в местном «газпроме», упорядочивает финансовые потоки. В макроэкономике выступает противником неолиберализма – сторонником смешанной экономики, резко снижает зависимость Боливии от Международного валютного фонда и Мирового банка. Также президент умело распоряжается природными ресурсами страны, проведя их национализацию. Как выше упоминалось, Боливия богата природным газом, а также добывается серебро, олово, цинк, вольфрам, свинец, золото. Но наиболее ценное на сегодняшний день – это литий, Боливия располагает 50-70% мировых запасов лития. К литию повсеместно рвется Китай, сосредоточив в своих руках более 50% мировой разработки лития и более 60% изготовления литиевых батарей. Что обещает Моралесу Китай – вероятно, уже повсеместно традиционно – это инвестиции в транспортную инфраструктуру. Но после тщательных переговоров президент выбирает в партнеры Германию, гарантирующую не только инвестиции, экологически чистую добычу щелочного металла, но и создание крупного совместного производства литиевых батарей для немецких и других западных автопроизводителей. Естественно, что такое производство для страны является и выгодным и статусным. Это едва ли не единственный пример, когда страна третьего мира мягко отодвигает Китай, не являясь при этом последователем западного либерального пути развития. 

Не вдаваясь далее в подробности вне всяких сомнений успешной «Эвономики» (термин международный), можно только констатировать, что президент Боливии за 13 лет нахождения у власти обеспечил среднегодовой рост ВВП в 5%, что вдвое превосходит аналогичный показатель в среднем по Латинской Америке, а показатель бедности населения страны был сокращен наполовину.  Стоит добавить лишь маленький штрих в картину экономическо-политических достижений Эво Моралеса. В результате войны с Чили 1879 – 1884 годов Боливия утратила выход к океану. В 2010 году президент «прорубает окно» - подписывает с Перу договор об аренде порта Ило сроком на 99 лет с возможностью его экономического развития – Чили лишается транзитных платежей за транспортировку боливийских полезных ископаемых.

В настоящее время президент прорабатывает план постройки трансконтинентальной железной дороги, соединяющей Бразилию непосредственно с этим портом на Тихом океане. Бразилия осуществляет крупные поставки в Китай, транспортный коридор через Боливию сокращает время и издержки. Для Боливии это означает существенное развитие транспортной инфраструктуры и мощностей создаваемого порта. Моралес демонстрирует ясное геополитическое мышление.

Если говорить об общественно-политической стороне, то 2008 году готовится новая конституция страны, закрепляющая проведенную национализацию, но также – в частности – устанавливающая ограничение на число президентских сроков для одного и того же лица – два, и не более. Зачем Моралес включает в конституцию это положение – трудно догадаться, во всяком случае, не под давлением, поскольку давить на него некому. Наверное, так: и выглядит красиво и два пятилетних срока впереди кажутся бесконечными. В январе 2009 года новая конституция ободряется на референдуме более чем шестьюдесятью процентами голосов.

Принятие конституции предусматривает проведение новых выборов: в 2009 Эво Моралес побеждает, получив 64,2% голосов, его предыдущий президентский срок в зачет не идет, так как он состоялся до принятия новой конституции. Движение за социализм упрочивает свое положение в парламенте, теперь у него 88 голосов из 130. В 2014 году подходит срок очередных выборов, и снова Моралес побеждает с 61,4% голосов, его партия сохраняет свое положение в парламенте. Этот срок по конституции должен быть последним. Надо отметить, что ни в одном из трех случаев итоги президентских выборов не сопровождались комментариями о каких-либо подтасовках, вбросах и т.п., законность и справедливость состоявшегося выборного процесса не повергалась сомнению ни внутри страны, ни со стороны международного сообщества. И большинство в парламенте не растеряло поддержку населения, что является несомненном признаком его здорового (не коррумпированного) состояния.

Все в жизни когда-то кончается. В морально-этической среде с присутствующим понятием о чести, либо с четко функционирующим разделением властей даже наилучший правитель по наступлению срока уходит сам, поскольку пора, таковы правила. Там же, где первое не присутствует исторически (или искоренено), а второе еще не устоялось (или только наметилось, да поломали) начинают громко звучать медные трубы. Уже в 2016 году президент Моралес и его советники начинают искать пути – а как бы все-таки остаться у власти. В ситуации, в которой поддержка и одобрение являются не нарисованными, серьезной оппозиции не существует, поскольку экономика и политика всерьез успешны, и заметных протестов населения нет, то естественный путь – это референдум. Референдум не об изменении конституции, а о том, может ли конкретно Моралес избираться еще на один срок. Надо полагать, что после триумфальных побед на выборах и искренней всенародной любви у власти не было сомнений в результате, но… социологический парадокс – референдум проигран

при очень высокой явке избирателей. Не будь Эво Моралес цельной личностью его советники, наверное, предложили бы обходной путь – союзное государство Боливии и обретенного порта Ило или высший над-президентский совет с участием представителей древних инков и ацтеков – но это не для Эво. В 2017 году конституционный суд выпускает решение: выбранные официальные лица имеют право выставлять свою кандидатуру на переизбрание столько раз, сколько они захотят. В сущности, это перепев, без оглядки на другие статьи, права каждого гражданина быть избранным, гарантированного конституцией. На основании этого решения 4 декабря 2018 года Моралес подает петицию в высший электоральный трибунал (избирательная комиссия) с просьбой о разрешении избираться на очередных президентских выборах. Петиция принимается, базируясь на том же решении конституционного суда. Вот тут уже начинаются реальные демонстрации, протесты, главным образом среднего класса, возникшего при Моралесе, студентов, где-то с проявлением насилия со стороны властей. Протестуют также некоторые этнические и социальные движения, до этого поддерживающие президента.

Тем не менее, недавно, очевидно, не для придания легитимности, а для демонстрации поддержки движение за социализм проводит праймериз, на которых, разумеется, побеждает Эво Моралес… Что же дальше? – увидим на выборах в октябре.

Статья 32 Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти».

Статья 81 Конституции РФ: «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд».

В конституции не сказано, какая из статей превалирует, в случае, если между ними возникает конфликт.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened